Что делать, если ребёнка травят в школе

Пост москвички Натальи ЦЫМБАЛЕНКО, опубликовавшей в «Фейсбуке» историю о том, как ей удалось поставить на место обидчиков сына, вызвал лавину откликов. «Мне очень грустно от того, что эта тема оказалась такой востребованной», – написала женщина. Она объяснила, почему ее сын стал объектом травли, и выразила надежду, что ее опыт поможет тем, чьи дети попали в похожую ситуацию. Вот рассказ Натальи.

– Мой сын после младшей школы поступил в гимназию. Быстро сформировался костяк класса, так называемых крутых, которые стали цепляться к «некрутым». Ну, например, мой сын-пятиклассник приносил в школу лего и пластилин – «фу, некрутой». Имя сына – Петя, его стали обзывать «Педя». Он уходил от конфликтов, боялся драк и громких разборок – «некрутой».

Сын и несколько таких же мальчишек стали просить помощи у классного руководителя. Та в разговорах с родителями рассуждала на тему, что «дети не любят стукачей», «надо закалять характер», «уметь находить подход к товарищам».

Я верю педагогу, не вмешиваюсь. Но нанимаю сыну тренера по фехтованию, мечевому и рукопашному бою. Драться Петр теперь умеет и не боится. От него понемногу отстали. А от остальных «некрутых» нет. И мало того, осенью прошлого года его лучший друг, с которым он сдружился на теме «некрутости», попал в ситуацию денежного развода со стороны «крутых» одноклассников.

Мишу дважды «развели на деньги», обещая купить вейп и не покупая. Ведь если хочешь быть крутым – ты должен курить вейп! Маме Миши эти подростки просто хамят и рассказывают, что ее сын «гидроцефал». Мама ученика, взявшего деньги, говорит еще более прекрасное: «Объясните мне, как вы позволили своему сыну подбить моего покупать вейп?» А тут еще один из одноклассников сына на своей странице вешает фотожабы на Петра, веселясь на тему того, что сын стал «качаться». И «Остапа понесло».

Я встретилась и списалась с родителями учеников, которых травили в классе. В итоге нас стало трое – три мамы, которые были готовы писать заявления и разбираться в ситуации с классом. Я собрала все факты, убрала эмоции и села писать заявление.

Фактов, к которым я могла предъявить конкретные доказательства, осталось два: переписка участников истории с вейпом и аккаунт одноклассника, где было видно, что он состоит в группах, торгующих вейпами.

Предъявила фотожабы на Петю и скрины с аккаунта, где эти фотографии были размещены.

Попросила классную о встрече с директором школы и родителями учеников, травящих других учеников. Встречу с директором не назначили. Классная утверждала, что та очень занята. Но сказала, что позовет психолога и соцработника. Ок. Мы (три мамы и мой муж) пришли. Я отдала заявление соцработнику и сказала, что буду запускать его официально. Представители школы делали круглые глаза и говорили, какой кошмар, что же вы раньше не сказали, что в классе такое творится. А потом произнесли сакраментальное: «Вы не докажете!» Я посоветовала им приберечь эту фразу для прокуратуры, которая придет по моему заявлению проверить, почему школа бездействует, когда в ее стенах торгуют курительными веществами. Представители школы сказали, что доложат директору о ситуации. Я позвонила директору школы на номер телефона, указанный на сайте. Сказала, что принесу заявление. Назначили время. Заявление на 20 с лишним страницах я отправила по электронной почте на адрес школы, на адрес председателя управляющего совета школы и отнесла в Управу своего района в Комиссию по делам несовершеннолетних, которую глава управы же и возглавляет. Записала номера входящих. Написала пост в соцсетях. Получила много дельных советов. Написала маме ученика, рисующего фотожабы, что хочу встретиться до того, как подам на них в суд. Была послана со словами «Встретимся в суде!». Восемь человек встречались со мной и мужем в кабинете директора. Помимо представителей школы, были еще председатель управляющего совета и представитель департамента образования. Школа включилась. В классе провели встречу с инспектором по делам несовершеннолетних, отдельно переговорили с родителями учеников, которых я указала в коллективном (это важно) заявлении. Отдельно по двум фактам встречались с родителями, инспектором по делам несовершеннолетних и нами. Деньги в итоге вернули, извинения принесли. Ученика, торгующего вейпами, поставили на учет. Класс (а я имею в виду и детей, и родителей) замер. Никто не ожидал, что мы пойдем бюрократическим путем писем и жалоб. Все сразу научились культуре, одергивают желающих рисовать фотожабы и не достают окружающих. Уже в этом году мне звонили из управы и сказали, что готовят ответ на мое заявление со списком проведенных мероприятий. Звонил представитель депобра узнать, довольна ли я ситуацией в классе.

Вывод: буллинг не закончится, пока в ситуацию не вмешаются взрослые. Пока травящие не поймут и не ответят по полной. Поэтому подключайте школу, департамент образования, полицию, прокуратуру.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here