Никита Крюков: «Наши грозили дать канадцу в зубы»

32-летний олимпийский чемпион Ванкувера и трехкратный чемпион мира Никита КРЮКОВ отказался выступать в Пхенчхане под нейтральным флагом. Знаменитый лыжник объяснил, что это унизительно. А еще он возмущен тем, что его нагло оклеветали и даже не извинились.

На Играх в Сочи Никита Крюков завоевал серебряную медаль в командном спринте. Спустя четыре года МОК аннулировал его результат, обвинив в нарушении антидопинговых правил. Однако Спортивный арбитражный суд (CAS) все обвинения снял и медаль вернул.

– Вы присутствовали на одном из заседаний CAS. Как там все происходило?

– В зале были судьи и адвокаты обеих сторон. На меня ушло 30 – 40 минут. Я говорил на русском, и мои слова синхронно переводили на другие языки – немецкий, английский, французский. Вопросы задавались по существу, но иногда пытались спровоцировать. Наши адвокаты тут же вмешивались. Они, кстати, внимательно следили, чтобы мои слова правильно перевели.

– Что думаете о Родченкове?

– Я его видел всего один раз. Это было еще перед Олимпиадой в Ванкувере, в 2009 году. Он приехал к лыжникам сборной и провел у нас собрание. Тогда только что ввели антидопинговую систему АДАМС, и Родченков объяснял, как ею пользоваться. Меня поразили его слова. По идее, он должен бороться за чистоту спорта, но Родченков сказал: «Ребята, на допинге бегают все. Просто кого-то грамотно прикрывают – вот их и не ловят. Имейте это в виду». Потом он вывел из себя моего тренера Юрия Каминского.

– Каким образом?

– Родченков сказал, что его ученики якобы тоже бегают на допинге. Тут уж Юрий Михайлович не сдержался, потребовал объяснений. Между ними произошла стычка, чуть не подрались.

– Он намекал на той встрече, что мог бы при желании поставлять спортсменам запрещенные препараты?

– Да! Он этим и занимался. Кого-то шантажом склонял к употреблению допинга, кого-то еще чем-то. Но к нашей группе Юрий Михайлович его близко не подпускал.

Угроза президента

– Когда в декабре у вас отняли олимпийскую медаль и запретили выступать в Кубке мира, как отреагировала президент Федерации лыжных гонок России Елена Вяльбе?

– Елене Валерьевне – огромное спасибо! Она очень помогла. Когда закрутилась вся эта история с дисквалификациями – у Легкова, у Вылегжанина, у меня, Вяльбе сказала, что будет идти с нами до конца. Но предупредила: «Ребята, если кто-то из вас имел темные дела с Родченковым, лучше скажите мне сразу. Иначе я вам яйца отрежу».

– Вот это угроза!

– На слова она не скупилась. Но я повторяю, скрывать нам было нечего. Приятно, что глава федерации стояла за нас горой.

– Родченков говорил, что потенциальные призеры Игр в Сочи заранее, еще перед соревнованиями, якобы сдали в лабораторию чистую мочу. А во время Олимпиады пробирки, дескать, подменили.

– Я читал его слова. Стал размышлять: могло ли в принципе такое случиться? Меня никто чистую мочу сдавать не просил. Могу сказать, что два раза в год мы проходим плановое медицинское обследование – иначе не дадут допуск на соревнования. Вот там я сдавал кровь и мочу. Не думаю, что оттуда, из специализированной клиники, можно было забрать мои анализы и тайком перевезти в сочинскую лабораторию. Это полная чушь. Родченков много чего наговорил – и западная пресса тут же это подхватила.

Семье не место на сборах

– Перейдем к делам семейным. Вы – молодой папа. Как справляетесь с этой ролью?

– Моей дочке Веронике три с половиной года. Она непоседа, любит покричать, требует внимания. Но я ее очень люблю. Когда возвращаюсь со сборов, она встречает меня радостными воплями.

– Вы долго ухаживали за своей женой?

– Два года. Мы с Юлей познакомились в 2012-м. Это было в аэропорту Внуково. Я улетал на сборы в Якутию, а Юля ждала другой рейс. Смотрю – симпатичная девушка, решил подойти. Ну и завязались отношения. Мы стали созваниваться, обмениваться эсэмэсками, встречаться… Расписались в 2014-м. В апреле того же года Юля родила мне дочку.  

– Ваша супруга как-то связана со спортом?

– Нет. Юля окончила Академию предпринимательства при правительстве Москвы. Поработать по специальности не успела – ушла в декрет. Но я думаю, долго сидеть дома жена не будет, это не в ее характере.

– Лыжникам сборной разрешают брать на тренировочные сборы жен и подруг?

– Иногда разрешают. Во время сезона я и сам не возьму на сбор семью. Это сильно отвлекает. А вот когда сезон окончен и идет восстановительный сбор, почему бы не взять? Мы не так часто видимся с родными. Помню, когда Вероника только родилась, мне безумно хотелось быть рядом с ней и с женой.

– Недавно узнал, что вы, оказывается, капитан полиции. Выходит, будете преступников ловить, когда завершите спортивную карьеру?

– А почему бы и нет? Терпеть не могу, когда люди нарушают закон. Я окончил Московский университет МВД России. Звание капитана мне присвоили после Олимпиады в Сочи.

– Вы видели нашумевший сериал «Улицы разбитых фонарей»?

– Нет, российские сериалы не смотрю. Мне американские детективы нравятся.

– Как зарубежные лыжники относятся к русским?

– Самую правильную позицию заняли норвежцы. Они сказали так: пока ничего не будет доказано, мы не хотим что-то комментировать. А вот американцы, канадцы, шведы стали на нас давить. Канадец Алекс Харви еще до решения CAS заявил: мол, готов руку сунуть в огонь, что русские бежали в Сочи на допинге. Наши ребята ему передали через тренера, что за такие слова можно и по зубам получить. Харви, наверное, испугался и на следующий турнир не приехал.


 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here