Мы уже рассказывали о начальной фазе Карибского кризиса, 55 лет назад реально поставившего человечество на грань ядерной войны. Сейчас мы вспоминаем о кульминации тех событий. Вечером 24 октября 1962 года Фидель Кастро посетил советскую ракетную группу "земля-воздух", размещенную к северо-востоку от Гаваны. Он заметил уязвимость этих частей для авиационных атак с небольшой высоты. В связи с этим команданте отдал приказ о немедленной передислокации в эти части 50 батарей ПВО из его резерва с тем, чтобы прикрыть ракетную группу и ракетные установки средней дальности.

В эти дни продолжалась интенсивная переписка между руководителями трех стран. После того как Джон Кеннеди в ответном письме призвал СССР "соблюдать условия блокады", Никита Хрущев обвинил президента США в том, что тот ставит "ультимативные условия", и назвал блокаду "актом агрессии, толкающим человечество к пучине мировой ракетно-ядерной войны". Он заявил, что "капитаны советских кораблей не станут соблюдать предписания американских ВМС", а также, что "если США не прекратят своих пиратских действий, правительство СССР примет любые меры для обеспечения безопасности судов".

Учитывая всю серьезность положения вокруг Кубы, советское правительство дало указание своему представителю в ООН Валериану Зорину поставить вопрос о немедленном созыве Совета Безопасности для рассмотрения вопроса "О нарушении Устава ООН и угрозе миру со стороны Соединенных Штатов Америки". В ходе слушаний в Совете Безопасности ООН, куда обратились с запросами СССР, Куба и США, атмосфера накалилась до предела. Посол США в ООН Эдлай Стивенсон, произнеся свою знаменитую фразу: "Не ждите, пока вам переведут", призвал советского представителя признать факт присутствия ракет на Кубе. В ответ Валериан Зорин назвал "фальшивкой" фотографии советских ракет на Кубе. "Советы отвергали очевидное, отрицали подлинность этих фотографий. Начались дебаты. Все было импровизацией, дипломаты не готовили речи. Это было ошибкой отрицать помощь Кубе, которая была суверенной страной со своим правом защищаться. Это произошло 25 октября 1962 года", – вспоминал Фидель Кастро.

Вечером 25 октября 1962 года в Вашингтоне состоялось очередное заседание Совета национальной безопасности. Директор ЦРУ Маккоун и представитель Пентагона заявили, что, "поставив вопрос в ООН, США ничего не добились и еще больше подорвали свой престиж". Они настойчиво требовали, чтобы президент Кеннеди в течение 48 часов исправил положение и принял меры для уничтожения ракетных площадок на Кубе военными средствами.

Вооруженная операция 
против Кубы должна была начаться с серии массированных бомбовых ударов

Фидель Кастро тем временем недоумевал, почему Советский Союз продолжает отрицать наличие ракет на Кубе, ведь это уже стало известно всему миру. По логике вещей выходило, что вспыхнувший конфликт является противостоянием Гаваны и Вашингтона, что давало дополнительные преимущества американцам. В условиях "молчания Москвы" Штаты продолжали усиливать психологическое давление на Кубу. "Надо подчеркнуть, что революционная Куба не дрогнула перед этими испытаниями, – вспоминал посол СССР на Кубе Александр Алексеев. – Вся страна превратилась в четко управляемый и организованный военный лагерь. Мужество кубинцев передавалось и нам, советским людям, в том числе воинскому контингенту. Не было никакой паники, никто не пытался покинуть Кубу".

Во многом из-за этого американцы не стали переходить роковую черту. "Для Фиделя самый легендарный лозунг кубинской революции "Родина или смерть" не является пустыми словами, – говорил автору этих строк генерал госбезопасности в отставке Николай Леонов. – Это глубокая личная убежденность как его самого, так и его соратников и многих кубинцев. И это убеждение было главным лейтмотивом поведения как кубинских руководителей, так и простых жителей Кубы. Сражаться в любом случае. И, если надо, погибнуть за родину. Сам Фидель потом неоднократно говорил: "Мы были готовы пожертвовать собой".

Спустя десятилетия сам кубинский лидер рассказывал: "Мы располагали определенной информацией, довольно важной, но в основном у нас были интуиция, чутье и правило: агрессия не должна застать нас врасплох, лучше провести мобилизацию 20 раз, даже если ничего не произойдет, чем не провести мобилизацию и стать жертвой нападения. Мобилизованные войска, мобилизованная страна в 20-25 раз сильнее страны, застигнутой врасплох".

26 октября Фидель Кастро принял решение пресечь облеты острова самолетами американских ВВС и приказал начиная с 27 октября открывать по ним огонь. "Наше законное право на оборону неопровержимо, и посему всякий боевой самолет, вторгшийся в кубинское воздушное пространство, рискует навлечь на себя наш оборонный огонь", – говорилось в обнародованном заявлении Кастро. "Мы решили стрелять по североамериканским самолетам, которые почти касались земли, – рассказывал он годы спустя. – При низком полете летчик не мог нас засечь, и мы атаковали внезапно. Мы слушали советских военных, которые говорили, что нельзя допускать совсем низких полетов. Мы сначала предупредили, что будем стрелять. Потом открыли огонь из противовоздушной артиллерии. 27 октября одна батарея противовоздушных ракет в восточной провинции, руководимая советскими специалистами, сбила самолет-разведчик U-2. Это могло привести к началу войны. В любой момент мог произойти новый инцидент, что означало бы начало войны".

27 октября 1962 года Карибский кризис достиг апогея. На совещании в Белом доме Джон Кеннеди зачитал сообщение о том, что над Кубой сбит американский самолет U-2, а его пилот погиб. Все присутствовавшие на совещании потребовали разбомбить все ракетные установки на Кубе.

В этот самый кризисный момент в одном из вашингтонских ресторанов состоялась внешне ничем не примечательная встреча резидента советской разведки в Вашингтоне Александра Феклисова (Фомина) с известным американским тележурналистом Джоном Скали, который имел выход на клан Кеннеди и дружил с братом президента Робертом. Скали прямо сказал, что вооруженная операция против Кубы должна начаться с серии массированных бомбовых ударов в ближайшие 48 часов. "Почему бы Фиделю Кастро не выступить с заявлением о готовности демонтировать и вывезти ракетные установки, если президент США даст гарантию о ненападении на Кубу? – размышлял Скали. – Если бы Кастро сделал подобное заявление, оно нашло бы благоприятный отклик в правительственных и военных кругах США". Журналист отказался назвать фамилии американских руководителей, которых он имел в виду.

Тогда Феклисов неожиданно сказал: "Тогда мы захватим Западный Берлин. Вряд ли нашим дивизиям потребуется больше 24 часов, чтобы с помощью войск ГДР сломить сопротивление американского, английского и французского гарнизонов".

Скали опешил от такого откровения Феклисова, о принадлежности которого к советским спецслужбам ему ранее сообщило ФБР. По воспоминаниям Героя России А. С. Феклисова, скончавшегося в октябре 2007 года, через три часа Скали принес ему компромиссные предложения урегулирования Карибского кризиса, уточнив, что они исходят от Белого дома. Скали заявил, что "представители СССР и США могут обсудить в Нью-Йорке этот вопрос вместе с Генсеком ООН У Таном, а также между собой".

Так или иначе, но благодаря совместным усилиям дипломатов, разведчиков, политиков и журналистов Никита Хрущев и Джон Кеннеди, преодолев внутренние противоречия и внешние обстоятельства, нашли в себе мужество пойти на компромисс. К счастью, Джон Кеннеди не пошел на поводу у военных. Он лично провел переговоры с Никитой Хрущевым по прямой телефонной связи. 27 октября в официальном послании советского правительства были выдвинуты условия, послужившие основой для урегулирования кризиса. В ответ на согласие СССР вывести ракеты с Кубы Джон Кеннеди дал заверения, что США откажутся от вторжения на Кубу и отменят карантин. Один из "ястребов" генерал Лемей лютовал, он стукнул кулаком по столу и крикнул: "Господин президент! Вы не можете этого делать. Это величайшее поражение в истории Америки". Кеннеди, выдержав паузу и выждав, когда угомонится беснующийся генерал, сказал: "Все свободны, господа!" А Лемей, выйдя из кабинета, продолжал твердить: "Мы проиграли!". 28 октября Хрущев направил письмо Кеннеди, в котором сообщалось о демонтаже ракет и выводе войск. Соединенные Штаты согласились на демонтаж своих установок в Турции, а также официально отказались от каких-либо попыток сменить вооруженным путем режим Кастро.

Для американской политической элиты послание Хрущева Кеннеди о ликвидации советских ракетных баз на Кубе под наблюдением ООН было признано "неожиданным". "В Госдепартаменте и Белом доме считают, что Н. С. Хрущев сделал весьма своевременное предложение о ликвидации советских ракетных баз на Кубе взамен на сохранение коммунистического режима Кастро, – докладывал советский резидент. – Таким образом, Н. С. Хрущев сумел предотвратить возникновение термоядерной войны и этим завоевал в сердцах американцев и других народов симпатию и уважение. Кеннеди от соглашения с Н. С. Хрущевым по Кубе получил существенные политические выгоды, в частности, симпатию внутри страны, которая обеспечит демократической партии победу на предстоящих выборах в конгресс и победу Кеннеди на президентских выборах в 1964 году".

"Список пострадавших в результате Карибского кризиса можно начать с Кеннеди. По моему глубокому убеждению, Джон Кеннеди был убит за свою линию и поведение в ходе Карибского кризиса, – говорил мне Николай Леонов. – Мне верится с трудом, что его убийство было делом рук несчастного, психически неуравновешенного Ли Харви Освальда, которого я, к слову, знал лично. Я уверен, что Кеннеди отомстили те самые "ястребы" при поддержке кубинской мафии, потерявшие огромные капиталы в результате революции, за то, что он не решился свергнуть революционный режим на Кубе и, что называется, "недожал" Кастро. Второй "пострадавшей" стороной был Никита Сергеевич Хрущев. Его сместили со своего поста через два года, в октябре 1964 года, и я убежден, что во многом он также пострадал из-за Карибского кризиса. Точнее из-за того, что едва не втянул СССР в атомную войну и опаснейшую международную авантюру. Так близко Советский Союз поставленным на грань мировой войны впервые после 1945 года не оказывался. Не случайно одним из первых шагов Леонида Брежнева стало провозглашение политики "мирного сосуществования". Хрущеву не простили того, что он хотел "закопать" Соединенные Штаты и "пустить ежа" американцам".

Кстати

Во время своего визита в СССР в 1963 году Фидель Кастро дал такую оценку событиям на Кубе в октябре 1962 года: "Во всем величии будет сиять страна, которая во имя защиты маленького народа, на много миль отдаленного от нее, положила на весы термоядерной войны благополучие, выкованное за 45 лет созидательного труда и ценой огромных жертв! Советская страна, потерявшая во время Великой Отечественной войны против фашизма больше жизней, чем насчитывает все население Кубы, не поколебалась взять на себя риск тяжелой войны в защиту маленькой страны. История не знает подобных примеров солидарности. Это и есть интернационализм".

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here