Трудное детство Дмитрия Шаракоиса

Будущему доктору Левину из «Интернов» исправили нос и заменили хрящ на ноге

В финальном сезоне «Интернов» 30-летний актер Дмитрий ШАРАКОИС вернулся в сериал. По сюжету врача Левина депортировали из Штатов на родину за сексуальные домогательства. Как оказалось, Дмитрий в детстве тоже не отличался примерным поведением: актера несколько раз забирали сотрудники милиции.

– Доктор Левин, которого ты играешь в «Интернах», настоящий «ботан». А как у тебя обстояли дела в школе?
– Меня каждый год выгоняли. Алгебра, геометрия, физика, химия, русский – сплошные двойки. В итоге мне пришлось перейти в старших классах на платную форму обучения, чтобы меня оставили. Мама светилась от счастья, когда увидела в аттестате хотя бы тройки. При этом я горячо любил литературу. Педагог Наталья Буракова отправляла меня от школы на конкурсы чтецов, и я занимал хоть и не первые, но всегда призовые места.
– Маму часто в школу вызывали?
– Она у меня занимается рыбой, которую поставляла и в нашу школу. Кому-то мама скидочку делала, кому-то еще что-то. В общем, к нам хорошо относились.
– Об учебе, видимо, сохранились не лучшие воспоминания?
– Ну почему. В девятом классе я сидел с осетинкой Азизой. Был сильно в нее влюблен и готов для нее на все. Помню, шел урок биологии. Учитель что-то скучное рассказывал, и Азиза меня подначивает: «Спроси у него – а правда Бог существует?» Я, конечно, спросил. И весь урок мы отдыхали, потому что Борис Николаевич рассказывал о безоговорочной, по его мнению, теории Дарвина.
Я, кстати, вообще влюбчивый. К сожалению, жену пока не нашел и девушки у меня сейчас нет. Кто была последней? Она не актриса. Мы встречались три года, но увы… Думаю, большой любви у меня в жизни не случилось, а брать первую попавшуюся девушку в жены не хочу.

Трудное детство Дмитрия ШаракоисаДомашний питомец вызывает у Димы больше эмоций… Фото: Instagram.com

Вскрыли автомобиль

– По поведению, надо понимать, у тебя стоял «неуд»?
– Еще бы. Первый раз я попал в отделение милиции уже в третьем классе. Мой друг вскрыл «Запорожец» и отвинтил руль. В момент кражи слышим, из окна кто-то кричит: «Отойдите от машины!» Мы убежали, а потом пошли кататься на горку. И тут я вдруг вижу, как какой-то мужик хватает друга за шиворот. Хоть я и мог убежать, не стал приятеля оставлять в беде. Одноклассник рыдает – руль-то на помойку мы выбросили. Хорошо, что мусор не успели вывезти. Друг, порывшись, руль нашел. Мужик нас отвел в милицию, где мы просидели часик в клетке, а затем милиционеры, сжалившись, нас выпустили…
А в восьмом классе после футбольного матча я взял газету, пропитанную селитрой. И в метро мы с другом ее зажгли, сделали дымовуху. А потушить не можем. На следующей станции быстренько вышли, но милиционеры нас схватили. Опять повезло: отпустили.
– Либо у тебя район был неблагополучный, либо сказывается отсутствие отца.
– Я вырос в районе метро «Профсоюзная». Дело не в районе. Отец ушел из семьи, когда мне было пять, а старшим братьям – семь и девять. Папа в молодости, как говорят, не догулял. Они с мамой поженились, когда им было около 20. Начались постоянные измены, в итоге мама не выдержала и развелась. Отец не помогал финансово, в воспитании не участвовал. Хорошо, что у меня такая мама, что заменила нам и папу. Она вышла второй раз замуж. У меня хороший отчим, я его называю дядей Володей. Они с мамой лет 15 уже вместе. Очень достойный человек, и я рад за маму, что она нашла такого мужа. Отчим еще и сестру Ниелю мне подарил.

Трудное детство Дмитрия Шаракоиса…чем партнёр по «Интернам» Вадим ДЕМЧОГ

– Ты родного отца вообще видел после развода?
– У папы другая семья, виделись мы четыре года назад – с братом его навещали.
– А старшие братья тебя опекали?
– Я бы предпочел не иметь братьев, потому что они для меня – одно название. Мне кажется, старший брат должен защищать младшего. У меня никогда этого не было. Сейчас я стараюсь помогать младшей сестренке. Забираю ее из школы. Когда прихожу в класс, оставляю автографы для ребят. Она еще ходит в балетное училище, и я постоянно слежу за ее успехами.
– У тебя необычная фамилия – Шаракоис…
– Фамилия мамина, она литовка, Ромуальда Широкоене. В переводе – «на широкую ногу». У меня тоже есть второе гражданство – литовское. Удобно потому, что я зарегистрирован даже в Англии как актер.
– Выходит, ты католик?
– Мы с братьями как министранты прислуживали у алтаря. О нас с братьями даже есть статья в энциклопедии для детей. Я, когда сдавал экзамен по религии в ГИТИСе, показал эту книгу. Преподавательница сказала: «Отвечаешь не очень, но, раз ты есть в энциклопедии, поставлю зачет».

Трудное детство Дмитрия ШаракоисаВ конном клубе актёр занимается под присмотром тренера Кати. Фото: Instagram.com

Охлобыстин устал

– Не обидно, что не играешь героев-любовников, как Данила Козловский? Что в «Кавказской пленнице!», что в «Интернах» изображаешь «ботанов».
– Зритель знает меня больше по сериалу «Интерны», а до сериала я сыграл и заключенного, и солдата. Но популярность принес доктор Левин. Меня это не угнетает, потому что многие актеры у нас в стране вообще остаются неизвестными. Да, у меня амплуа интеллигентного «ботана». Ну и пусть! Может, я российский Пьер Ришар. Сейчас я подписал контракт на роль фешн-гуру. Рад, что есть работа.
– Почему ты уходил из «Интернов»?
– Потому что мне предложили две главные роли в полнометражных картинах. Уходил в первую очередь из-за денег. Но никто дверь для меня не закрывал, поэтому в финальном сезоне я вернулся.

Трудное детство Дмитрия ШаракоисаВ «Кавказской пленнице!» ШАРАКОИСУ (справа) доверили роль Шурика. Фото: Vk.com

– Если сериал успешный, почему этот сезон последний?
– Думаю, Иван Охлобыстин устал так долго каждый день играть в сериале. Семь лет уже! У меня с Охлобыстиным отличные отношения. Когда я уходил из «Интернов», он приезжал в гости – отговаривал покидать проект.
– Как ты сам относишься к врачам?
– Я сделал шесть лет назад пластическую операцию на носу, который мне сломали в драке. Буквально не мог нормально дышать. Еще мне заменили хрящ на ноге, который стерся. Я обожаю больницу, врачей. Я вообще фанат больничной еды.
– Над какой ролью сейчас в театре репетируешь?
– В спектакле «Феромоны» я играю журналиста из газеты, который попадает на свадьбу невесты. В итоге она целует не жениха, а меня на свадьбе. По роли я — женат, но в финале пересматриваю свои отношения с женой, которой я частенько изменял. Я, кстати, тоже влюбчивый в жизни. Но жены пока не нашел. Не могу сказать, что я бросаю часто девушек, или их меняю.
– Расскажи о последней…
– Правильно говорить – крайней. Она не актриса. У нас были серьезные отношения, которые длились три года. Но закончились, и мы расстались. Пока что я не нашел достойной замены, а первую попавшуюся в жены брать не хочу. Думаю, что большой любви у меня в жизни, наверное, еще не случилось.

Трудное детство Дмитрия Шаракоиса

Трудное детство Дмитрия Шаракоиса

Трудное детство Дмитрия Шаракоиса

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here